О талантах: заметки на ходу

Опубликовал(а)

Тема управления талантами сейчас активно обсуждается на HR-конференциях и ресурсах. Замечательно, если компаниям доступны разнообразные способы для их мотивации. Но так бывает не всегда. О талантах сегодня рассуждает дирижер Алим Шахмаметьев. Надеемся, что его мысли и наблюдения окажутся близки и читателям, работающим в других сферах.

Справка: окончил Петербургскую консерваторию дважды: в 1998 году (хоровое дирижирование) и в 2001 году (оперно-симфоническое дирижирование). С 2000 года преподает в Петербургской консерватории. С 2008 года Алим Шахмаметьев занимает пост главного дирижера Камерного оркестра Новосибирской филармонии – одного из лучших камерных оркестров России. Одновременно с этим он продолжает работать в Петербургской консерватории, гастролирует как приглашенный дирижер, возглавляет артистическое агентство. С 2012 года Алим Шахмаметьев – художественный руководитель Большого симфонического оркестра театра Оперы и балета Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. (conservatory.ru)

 

 

Дирижеры постоянно соприкасаются с талантами. Вениамин Савельевич Марголин, один из лучших трубачей оркестра Ленинградской филармонии, известный также как автор метких эпиграмм, писал: «Талант — алмаз, бриллиант — работа, труд каждый день и каждый час. И надо очень много пота, чтоб превратить в бриллиант алмаз». Этого никогда нельзя забывать. Мы знаем немало людей, которых можно было назвать талантливыми. А впоследствии нередко бывает, что талант тонет в бутылке с водкой – и это ещё не худшая из трагедий… Почему так происходит? Есть разные на то причины, но в большинстве случаев это недостаток труда, завышенная самооценка и лишь на втором месте внешние обстоятельства. Не секрет, что иногда в оркестрах музыканты бывают талантливее их дирижера. Вопрос в том, насколько это вредит или же наоборот помогает делу. Априори, дирижер должен быть «лучше всех». Если это не так, то авторитет ему приходится обретать с помощью «немузыкальных методов»: административных рычагов, финансовой составляющей и т.д. К сожалению, и в наши дни ещё нередки случаи, когда музыкант может потерять работу, если «не сошлись характером» с дирижером. Хотя в целом оркестровая жизнь стала куда более демократичной – в сравнении с прошлым веком.

 

Говорят, таланту надо дать «свободно дышать», заботиться о нём: никаких правил – иначе мы загубим талант. Не думаю, что это верно. Шостакович и Прокофьев — люди безграничного таланта — находились подчас в жутчайших психологических и политических условиях. Сейчас многие сокрушаются: как может талант находиться под прессингом, цензурой, репрессиями. Это очень сложный вопрос, который нельзя рассматривать исключительно в одной плоскости. «Художник должен быть голодным» – не факт, что это так. Смысл здесь в том, что талант нуждается в постоянном преодолении, «в борьбе за идеалы». Артист, всего достигший, перестаёт быть артистом.

Получается, что талант — настолько энергетически сильная субстанция, что не нужно его излишне «оберегать». Более того, он еще и других защитит. И здесь опять вспомню великого Шостаковича: его 7-я симфония действительно помогла победить фашизм, в самом прямом смысле.

Советским композиторам не создавали искусственные условия. Они (условия) были взращены молодой советской республикой, которая просто не знала, как поступать с этими людьми. Чем уже рамки – тем изощреннее, в художественном отношении, проявления таланта. Но искусственно генерировать рамки также нелепо, как и помещать таланты в защитный бункер.

В советское постсталинское время музыкант (да и любой артист, выступающий со сцены) был уважаемым у власти человеком. И в решительные моменты артист имел право сказать своё слово и быть услышанным. Сейчас ситуация иная. В девяностых мы восприняли американскую модель жизнеустройства. Теперь везде главенствуют деньги. Артист — это, в сущности, бродяга, который никогда не сможет зарабатывать как банкир или политик. Соответственно и глас его бывает слаб. Тут мне могут возразить: а как же Гергиев, Спиваков, Мацуев! Да – хорошо, что есть они, и этот список можно расширить, хотя и немного. Но за пределами Петербурга и Москвы ситуация иная – а ведь именно культурная среда в регионах может являться объективным показателем роли искусства в жизни общества. Это не значит, что артисты должны открывать ногами все двери, но в критические моменты они должны быть услышаны.

Foto_by_Serghei_Gherciu_02.jpg

Радует, что нашу музыку очень любят в Новосибирске. У нас особенный зритель – это регулярно подтверждают и наши приезжие солисты. Во многих городах музыканты могут только мечтать о такой аудитории. Конечно, и у нас здесь бывают случаи, когда кто-то из «непосвящённых» вдруг уронит на пол номерок или развернёт с убийственным хрустом конфетку… Вроде мелочь – а мы на сцене в такие моменты искренне переживаем о том, что наше искусство в этот миг оказалось кому-то недоступно. Человеку свойственно кашлять – ничего противоестественного в этом нет. Но кашель во время исполнения музыки – это молот, убивающий музыканта. Хотя житейски мы понимаем: люди болеют.

Классическая музыка никогда не существовала на условиях самоокупаемости. В былые годы ситуация с финансированием культуры была разной: от щедрых подарков царских и партийных меценатов до выступлений на фронтах за продовольственный паёк. Сегодня нам вновь приходится «затягивать пояса»: в непростых экономических условиях не всегда удаётся финансировать все запросы «культурного сектора». К гордости нашей должен заметить, что никто из музыкантов Филармонического камерного оркестра Новосибирска не покинул коллектив. В Новосибирске сейчас многим приходится параллельно трудиться в других местах, чтобы сохранить возможность оставаться в оркестре. Это вызывает чувство особого уважения к нашим музыкантам – хотя в целом ситуация эта категорически не нормальная.

Сталкивается ли талант с проблемами? Безусловно! В основном это проблемы глубоко личностные, о которых окружающим бывает мало что известно. Такие проблемы артист может разрешить только сам – в общении с Богом. Но есть проблемы другого порядка: вот нечем платить за электричество – и придётся играть в темноте… Такие проблемы более очевидны, и сегодня от их успешного решения зависит всё наше искусство. Раньше человек играл на дудочке на улице – накидали ему денег, вот и жил. Сегодня так не заработаешь, поэтому мы очень зависим от тех, кто «делает нас знаменитыми». Я знаю, насколько это подчас неблагодарный труд. Всегда объясняю коллегам: если по бытовой, административно-хозяйственной части что-то не сложилось – нужно запастись терпением. У нас за спиной находятся люди, которые прилагают неимоверные усилия, чтобы нам жилось и работалось комфортно. Само, как известно, ничего не работает.

Где-то в 2003 году один из выдающихся наших дирижёров Юрий Иванович Симонов перед началом репетиции с оркестром Санкт-Петербургской филармонии поздравил музыкантов этого прославленного коллектива с присвоением им Президентского гранта: «Дорогие коллеги, я должен вас поздравить, вам теперь дали больше денег. Но имейте в виду: деньги сами не играют!» Этот в чём-то шутливый тезис на самом деле имеет глубокий смысл – смысл взаимоответственности музыкантов и всех тех, кто рядом с ними. Музыкант должен работать на пределе возможностей – вне зависимости от уровня оплаты его труда. А менеджмент должен грамотно и эффективно расходовать средства, правильно за них отчитываться. Об этом мы, музыканты, нечасто задумываемся – а ведь это тоже искусство!

Foto_by_Serghei_Gherciu_03.JPG

Выдающийся скрипач Сергей Стадлер как-то произнёс очевидную для сегодняшнего дня тезу: «Сегодня человек талантливый и человек известный – это совсем не одно и то же». Это очень грустно, но, к сожалению, таковы реалии современной жизни артиста. Важно, чтобы люди, которые занимаются немузыкальной работой и благодаря труду и решениям которых музыканты выступают перед публикой, имели достаточно квалификации, чтобы разобраться, действительно ли человек талантлив.

Конечно, деньги — это важно, но в искусстве должна быть грань, за которой деньги уже не решают. Мои учителя говорили: «Никогда не торгуйся. Когда-нибудь наступит день, когда тебе не придется торговаться». Так нас учили – выступать «не за деньги». Но наше общество установило нам это мерило. И теперь часто успех того или иного артиста оценивают сравнением размера гонорара. Вот заноет музыкант: эх, платят мало… А ему в ответ: ну так увольняйся – и иди ищи, где тебе больше заплатят. И что ему теперь – идти искать это «место, где больше заплатят»? Кому в итоге это на пользу? Никогда нельзя говорить такое – уж лучше промолчать. Я благодарен Богу в том числе и за то, что наши музыканты не говорят, как во многих других оркестрах: «Ну что вы хотите за эти деньги!» Все мои коллеги работают с завидной самоотдачей, стараясь быть до конца честными и пред Господом, и перед зрителем, ну и перед работодателем, конечно.

Budapest.jpg

Музыкантов – особенно сверхталантливых – очень непросто организовать. И да, конечно, дирижер подавляет их волю. Так уж заведено, что дирижер и оркестранты — это «классовые враги». Наш Камерный оркестр – редкое исключение. Ну где ещё в мире оркестранты с энтузиазмом и искренней любовью парят дирижёра в бане! (смеётся) У нас большая оркестровая семья. Но всё равно во время концерта дирижер подавляет волю музыкантов — если он этого не делает, возникает вопрос, зачем он тогда вообще нужен. Вопрос еще и в том, в какой степени это происходит, всегда или частично, ну и главное – с каким результатом. Если в процессе этого подчинения дирижёрской воле возникает синтез и музыкант понимает, что стало действительно лучше – тут любой талант усмирит свои амбиции и пойдет за дирижером. Потому что иначе коллективного музицирования не выйдет.

Играющие вместе люди — это еще не оркестр. Оркестр — это собрание музыкантов, в единицу времени исполняющих идентичную задачу. Это не означает, что все играют одну и ту же ноту. Идентичная для всех задача – это музыкальная мысль, единая фраза, которой иерархически подчинены все голоса оркестра. Музыканты следуют воле дирижера главным образом затем, чтобы направить свою энергию к достижению общей цели – фразировочной, агогической, эмоциональной. Это и есть то, что зритель называет «музыкальность». Сегодня для того, чтобы просто играть совместно, поддерживать темп и вовремя вступать, дирижёр не нужен. Квалификация музыкантов в современных оркестрах чрезвычайно высока, они способны выполнять ансамблевые задачи и без дирижёра. Произведение можно выучить и сыграть без дирижера, но исполнение будет выхолощенным. А вот для того, чтобы «в едином порыве» наполнять звуком музыкальную мысль, общаться со слушателем с помощью выстроенных музыкальных фраз, исполнять музыку в едином характере и с общим для всех эмоциональным состоянием, дирижёр остро необходим. Музыканты при этом, как ни странно, имеют определённую свободу – ведь дирижёр освобождает их сознание и психику от необходимости контролировать часть ансамблевых аспектов игры, считать такты, забирая эту функцию себе. Музыкант чувствует себя более комфортно, «безопасно», он занят выполнением других, более высоких, нежели ритм и совместность игры, задач. Да, для такого теоретически идеального оркестра необходим талантливый дирижёр и музыканты, способные понимать его жесты и играть «по руке дирижёра».

Илья Александрович Мусин, в числе талантов которого было искромётное чувство юмора, любил применять к «не слишком талантливым» дирижёрам два критерия оценки: «дирижёру не удалось развалить оркестр» и «дирижёру всё же удалось развалить оркестр». Первый критерий, понятно, звучал куда более оптимистично, нежели второй 🙂

 

Фотографии предоставлены Алимом Шахмаметьевым

3 comments

  1. Очень своевременная статья! Доступный язык и в то же время очень глубокий взгляд на многие аспекты жизни артиста.

    Нравится

  2. Большущее спасибо! Актуальность заметок Алима Шахмаметьева на лицо! Может быть проще будет понимать людей творчества и с талантом!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s